Союз ветеранов второй мировой войны

борцов против нацизма

Часы работы: с 11.00 до 17.00 воскресенье, среда

☎ 03-620-23-36 053-911-0266 email: evolfinzon@gmail.com WhatsApp

ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ

Тип статьи:
Авторская
ЛИШЬ  БЫ  НЕ  БЫЛО  ВОЙНЫ
На встречу 15-му Съезду Союза ветеранов Второй мировой войны.

    Эту публикацию я посвящаю светлой памяти участников Великой Отечественной войны, погибших при исполнении ими воинского, гражданского и патриотического долга, и оставшимся в живых солдатам и офицерам, труженикам тыла,  разделившим со своим народом тяжелейшие дни кровавой войны против нацизма.

    Скажу откровенно, что я никогда не сомневался, что советские люди живут в самой счастливой стране, и в самое прекрасное время. В послевоенные годы многие пожилые люди откровенно завидовали молодому поколению. На их долю пришлись такие  испытания, что их трудно было пересказать, описать, объяснить, тем более глубоко прочувствовать. Темы гражданской и Великой Отечественной войны были святыми, каждая семья пострадала в этих кровавых мясорубках. И когда участники великих сражений, оставшиеся в живых — хвалили жизнь, которая после войны стала  лучше, но иногда кое- чего не хватало, добавляли: « ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ».

   И нам, молодым, подсознательно передавалось тревожное чувство, казалось, что наше счастье и вся жизнь находятся под угрозой. Мы, пионеры с удовольствием лазили по дотам, оставшимся с войны, знали, чем отличаются от дзотов, часто находили на местах минувших боев ржавое оружие и боеприпасы, очень гордились славой наших отцов и дедов – фронтовиков, разгромивших  фашистов. Любимые наши темы изложения, сочинения были о героизме советского народа в войне против фашизма. 

    Я с детства мечтал стать офицером, готовил себя к воинской службе. В мои школьные годы основное внимание нашей мамы,  Фрейде, было сосредоточено на успеваемости старшей сестры Софы, уж очень мама хотела, чтобы ее любимая девочка  Софа \ Сурале \ стала врачом. Забегая чуть- чуть вперёд сообщу, что мечты нашей мамы сбылись. Сурале, успешно окончила Кишиневский мединститут и получила диплом врача. Что же касается меня, то контроль над моей учёбой почти отсутствовал, и у меня начались проблемы с успеваемостью. Отцу было трудно тянуть одному всю  нашу большую семью, у нас было три брата и три сестры. Поэтому родители решили, что мальчики должны приобрести специальность и работать, чтобы помочь семье. Окончив семь классов, я поступил работать в ОРС ДН-2 Кишиневской железной дороги, а учёбу продолжил в средней  вечерней школе рабочей молодёжи, где и окончил 10 классов и получил аттестат зрелости, что дало мне возможность осуществить свою мечту – поступить в офицерское училище. Но для этого, как говорил мой старший брат Пинхас – участник ВОВ против нацизма, воин десантник, нужна хорошая физическая подготовка. И я стал заниматься сперва лёгкой атлетикой – бегал, прыгал в высоту, метал диск и толкал ядро, затем укрепил свои мышцы, занимаясь гимнастикой. Но главный вид спорта у меня стала  французская \ греко- римская борьба, которая в дальнейшем стала называться классической.\ Спорт сильно повлиял на моё сознание, он дал мне путёвку в жизнь.  Я поступил в Киевское общевойсковое командное училище имени рабочих Красного Замоскворечья, успешно преодолел конкурс четырёх моих соперников, тем самым связал свою жизнь с Советской армией, в которой прослужил 30 лет. Большое внимание в училище на ряду с основными предметами обучении было уделено  вопросу – патриотическому  воспитанию молодёжи на примерах участников героической борьбы многонациональных сил Красной – Советской армии против фашизма.

    Несмотря на загруженность в учёбе, спорте, я активно участвовал в работе кружка. Описывая встречи с ветеранами войны, рассказывал об их подвигах в борьбе против нацизма. Любовь к этой работе сохранил на всю жизнь. Вот и сегодня решил рассказать нашему читателю о батальоне, в котором сражались бойцы разных национальностей, в том числе и воины – евреи. 
В КАНУН ЯСНОГО ЛЕТНЕГО ВОСКРЕСНОГО ДНЯ 22 ИЮНЯ 1941г выпускники школы решили выехать на природу, отметить день окончания учебы. У каждого из них был свой план: кто мечтал стать врачом, кто учителем, инженером, а кто решил продолжить славные традиции своих отцов и дедов – стать офицерами непобедимой Красной армии. ВСЕ С КРИКОМ « УРА…!» кинулись к реке и долго, не замечая времени, купались, наслаждаясь бодрящей свежестью воды.    « Гляньте, кто -  то изо всех сил бежит к нам», щуря глаза, кивнула в сторону  бегущего Фаина,  \ Фрейда \, первой, увидевшая бежавшего к ним Семена, кричавшего и на ходу размахивавшего руками. « Не беда ли стряслась?» — подумали ребята. Приближавший,  с  перекошенным ртом, с испуганным лицом от психологического потрясения, разом выкрикнул: « Война! Папа, война началась! Мама ждет всех домой». « Что – о — о? – протянул дрожащим голосом сопровождавший ребят папа Володи. Война?» « Чего вдруг?» тяжело  вздохнул стоявший рядом с ним Матвей \ Мойше\. 

    «Надо срочно уезжать»,- простонала мать Семена Ривка, и в ее черных глазах, широко раскрытых, неподвижных, отразился ужас.  \ А ведь только вчера эти глаза светились радостью в честь окончания средней школы ребят \.  Испуганные, ставшие ему незнакомыми глаза матери и ее осевший голос потрясли его до слез. Папа Матвей \ Мойше \ спокойно произнес: « Надо пойти в райком, там скажут мне, как быть, что предпринять». На площади В.И. Ленина огромная толпа, гремит оркестр, молодёжь устремляется к сколоченной наспех трибуне, у которой сидит группа военных и партийнно – комсомольских  работников города Дубоссары. Идет запись добровольцев на фронт. В сильном голосе  военкома слышатся оттенки самых  различных чувств: и горечи, и ненависти, и мужественной решимости разгромить и уничтожить фашистов.                                                                                                                                                                                                    
    Люди слушают затаив дыхание, ловят каждое слово военкома, который сказал: « Товарищи! Вчера жители города приняли решение о добровольном уходе на войну. Сегодня мы провожаем их на фронт». Оркестр заиграл марш танкистов, \  в городе стояла танковая часть\. Добровольцы пошли к машинам, уселись и глядели на своих родных и близких. Оставляя пыльный след, машины скрылись из виду сопровождающих.

    ВТОРОЙ МЕСЯЦ ШЛА ВОЙНА, добровольцы постигали под Москвой нелёгкую солдатскую  науку, науку, без которой  не подготовишь настоящего бойца, будущего победителя: рыли окопы, стреляли, « атаковали» и « жгли» танки фашистов, поднимались в атаку  и совершали марш – броски с полной солдатской выкладкой. И всю эту солдатскую науку бойцы и командиры повторяли каждый день. Кое- кому даже не верилось, что они попадут на передовую и будут по – настоящему стрелять и уничтожать нацистов. Вот и сегодня они весь день рыли ячейки, затем углубляли их в окопы, потом соединяли их в сплошную траншею, а затем вели « бой» с фашистскими танками. Уставшие, и  обессиленные, они возвращались в палатки. Глубоко дыша, смотрели друг на друга, которые не доходя до солдатской постели, засыпали на ходу. Но, несмотря на стремительное продвижение фашистов к Москве, отдельный добровольческий батальон еще держали во фронтовом резерве, не спешили вводить в кровопролитный, смертельный бой, а продолжал изучать военное дело- дело, которое необходимо бойцу для выживания и победы над врагом. Добровольцы слушали  – сводки информбюро. Уже ни для кого не было секретом, что шла эвакуация заводов. Люди уходили на восток вместе со своими предприятиями. 

    КОМАНДИР ДОБРОВОЛЬЧЕСКОГО БАТАЛЬОНА, участник гражданской войны, Иван Тарасенко, очень переживал неудачи Красной армии, в рядах которой он сражался под Царицыном, день за днём отмечал новую линию фронта, которая все ближе и ближе приближалась к Москве. Иван Тарасович в гражданской войне, заслужив высокую боевую награду – Орден Боевого Красного Знамени, ругал командиров и спрашивал себя:  Чем же они занимались,  раз не научились громить врага? « Ну, скажи мне, товарищ Матвей, не прав я?»  Младший политрук хмурился, строго одёргивал Ивана Тарасенко за излишнюю поспешность в его суждениях. А через два дня Красная армия нанесла существенный удар фашистам  под Ельней. Личный состав батальона ликовал, можно было подумать, что наступление уже решило исход всей войны.

    Политрук Матвей \ Мойше \, читая бойцам сводку, сиял от радости. « Побежал фриц, только пятки сверкают». А неделю спустя батальону сыграли боевую тревогу, и он вышел на боевые рубежи, заняв передний край обороны Юго – западнее  Вязьмы.  На  рассвете после массированного  артиллериско – минометного огня батальон принял первое боевое крещение – он пошёл на штурм господствующей высоты, откуда фашисты вели непрерывный огонь по нашим оборонительным рубежам. Командир батальона видел, как высота и ее восточный склон в течение  артподготовки были охвачены сплошной стеной разрывов, уничтожая живую силу и боевую технику врага. Тут же взлетели ракеты, призывающие командиров и политработников поднять бойцов в атаку. Командир батальона увидел, как из траншеи первой роты первым с пистолетом в руке выскочил политрук Матвей и во весь голос закричал: « За мной! В атаку на врага вперёд!» Этот призыв всколыхнул бойцов, сидящих в траншее. Трудно солдату впервые в своей жизни встать из укрытия, выйти навстречу врагу, где смерть свободно гуляла на поверхности. Это понимал бывший воин – участник гражданской войны, командир  батальона, который рывком вспрыгнул на бруствер и во весь голос повторил приказ политрука Матвея Фельдмана: « За мной! В атаку вперёд!» И весь батальон, рота за ротой, взвод за взводом, отделение за отделением, как волны в бушующем море, двинулся вперёд, ломая сопротивление  фашистов. Батальон с победным криком «Ура!» обрушился на высоту, и словно лавина, спускавшаяся с гор, сметала все на своём пути. Бойцы ворвались в траншею врага, и умело работали штыками, лопатками, прикладами, не воспринимая происходящего. Через час высота была взята, разгромленный враг поспешно покидал передний край и удалялся в глубину обороны своих частей.

   КОМАНДИР БАТАЛЬОНА с большим трудом передвигался, обессиленное немолодое тело ныло. Он тихо отдал распоряжение: « Проверить личный состав и оружие», командиры приступили к проверке. Ведь это был первый настоящий бой с озверевшим противником. Узнав от санитаров о тяжёлом ранении младшего политрука Фельдмана, командир батальона никак не реагировал на успокаивающие слова начальника штаба батальона Гапоненко Николая. Подойдя к лежащему Матвею, командир присел на колени и тихо проговорил: « Спасибо тебе, Матвей, но я очень прошу тебя, не молчи, скажи хоть слово. Слышишь, мой боевой друг, ты должен жить!» И в ответ командир услышал: « Да, Иван, да мы ещё повоюем!». Обняв своего боевого друга, командир батальона коротко произнёс: « Представить к ордену Красной Звезды». Начальник штаба Н. Гапоненко тихонько ответил: « Так точно, товарищ командир, — он достоин этой высокой награды». Многие бойцы отдали свои жизни при взятии высоты. В продолжающихся кровопролитных боях батальон понёс значительные потери в живой силе и боевой технике. Атаками и контратаками батальон измотал свои силы. Нужна была передышка, перегруппировка личного состава и пополнение батальона оружием. Переход к активной обороне, которая длилась уже пятый день, дал отдых бойцам, но не поправил положение батальона с численным составом и вооружением. И вот долгожданный звонок начальника штаба полка  Абдурахманова Ибрагима произнёс: «Товарищ командир принимай пополнение». Командир батальона Иван Тарасенко спросил, а политрук будет? Наступила тревожное молчание, но Абдурахманов произнёс: «Нет, товарищ командир — будет старший  политрук». Расстроенный  командир батальона  вызвал начальника штаба и приказал принять пополнение и распределить по ротам и взводам. Но, какая, же была радость, когда прибыло пополнение, который привёз  уже старший политрук орденоносец Матвей Фельдман. Шло  распределение бойцов по ротам и взводам. Сержант Розенберг шёл по приказу командира роты Гоглидзэ за своим пополнением. Пригнувшись, он  бегом проскочил по ходу сообщения и, нырнув в замеченную им ложбину, пошёл тихим обыкновенным шагом, на ходу рассматривал место вчерашнего боя за ту высоту, на которой сейчас расположен штаб батальона и прибывшее пополнение. Было удивительно тихо, фашисты ещё не очухались от нанесённых им потерь, словно онемели, потеряли дар речи, и сержанту  Исааку Розенбергу казалось, что нет никакой войны, вокруг тишина и радость, а он идёт не за пополнением, а на свидание к своей любимой девушке Элле. Этому чувству способствовало полученное письмо, которое вручил сержанту ротный почтальон рядовой Попеску Ионел. 

    Элькале писала, что работает в колхозе  « Кизил Орды» учительницей русского языка и литературы, что все живут сейчас одной мыслью работать так, чтобы помочь фронту, скорее разгромить фашистов. Вся наша школа во главе с директором Тартынбаевым тоже работает в поле, помогает убирать урожай, а ребята сбивают ящики для отправки на фронт солдатам посылок». В конце письма Элла сообщает с грустью о семьях, которым прислали похоронки, и что слезы матерей, детей затмили всю их жизнь. И здесь учителям необходимо проявлять особые чувства — помочь добрым, нежным утешительным словом семьям,  потерявшим родных и близких людей. « Тяжёлая и очень трудная задача, но мы стремимся на каждом уроке рассказывать детям, кто такие фашисты, почему наши отцы, матери и братья, и сестры сражаются против них, стремятся освободить захваченные ими города и села страны. Знаешь, Исаак,  дети очень внимательно слушают и правильно понимают, потому что у каждого ученика есть свой фронтовой родственник» Сержант прочитал  полученное письмо перед отделением. Солдаты внимательно слушали, и каждый из них думал о своей жене, девушке, матери и, конечно же, о своих детях, которые где-то далеко на востоке в дружественных  республиках страны Советов учатся и слушают своих учителей. Новобранцы прибыли из Москвы, поэтому солдатам было интересно знать, как там живёт Москва, как сражается. Вновь прибывшие солдаты чуть не хором ответили: « Москва живёт, борется и победит», и далее правофланговый солдат добавил: «  Правительство на месте и товарищ Сталин тоже» И это было сказано с такой твёрдостью, что сержант проникся большим уважением не только к тем, которых принимал в свой взвод, но и ко всему прибывшему пополнению. И вдруг в небе  показались несколько фашистских стервятников. Сержант скомандовал: « Ложись, воздух, к бою!». Сам внимательно следил за действиями новобранцев. Самолёты пролетели, не сбросили свой смертоносный груз, а продолжали лететь в тыл наших подразделений. Последовала команда « Отбой!».

    Личный состав продолжал путь к своим  подразделениям. Прибыв, уставшими улеглись спать. В тревожном сне сержант вскочил, он чётко услышал, стальной грохот движущихся танков. Ощущение опасности пришло в следующую секунду, когда он увидел фашистского танка с черными крестами на борту. Широким фронтом на обороняющихся бойцов шли вражеские танки, поддерживаемые артиллерийским и миномётным огнём. « Гранаты, зажигательные бутылки к бою!» Раздался приказ командира батальона, затем многократно повторяемый командирами рот, взводов и отделений. « Танки при прорыве пропускать, забрасывать их гранатами и  бутылками! Пулеметчикам вести огонь на уничтожение пехоты врага!» И бой закипел особой силой, вновь прибывшие воины действовали умело и чётко, громко заговорили их пулемёты и автоматы, враг не ожидал такого плотного огня. На помощь батальону  ударили противотанковые орудия Якова Смушкевича, сына белорусского народа, которые вели точный огонь по танкам врага. В траншею первой роты прибыл старший политрук Матвей  Фельдман, заменивший вышедшего из строя батальонного комиссара. Он громко произнёс: « Красноармейцы! Не поддаваться страху, не паниковать. Помните, у всех вас есть гранаты и бутылки с горючей смесью» Батальонный комиссар почувствовал, как холодная дрожь передёрнула его израненное тело. Он впервые увидел такое количество танков, сосредоточенных на узком участке обороны батальона. Сержант Розенберг, увидел приближавшийся к брустверу окопа тяжёлый танк. Он приподнялся. Бросил подготовленную к бою гранату и кинулся на дно окопа. Раздался оглушительный взрыв, фашистский танк воспламенился, гусеница растянулась, и танк закружился на месте. Из горящего танка выскочили фашисты, но прибывшее пополнение метким огнём уничтожали их. Когда сержант поднялся, то увидел, что на него движется второй танк. Он что- то крикнул, но его голос заглушил подпрыгнувший фашистский танк, который был  уничтожен  артиллеристами батареи Джамалова. Бой гремел по всему фронту обороны батальона. Несколько танков противника прорвались через  окопы, обстреливая  противотанковую батарею Джамалова. Командир первой роты Соломенко Владимир погиб от вражеского снаряда, выпущенного фашистским танком. Командование ротой взял на себя батальонный комиссар, который скомандовал: » Пулемётчики! Огонь по врагу!» Но пулемёт молчал. « Почему молчит пулемёт?» Охрипшим голосом крикнул Матвей и бросился к расчёту. « Патроны! Патроны давай», донёсся его голос до рядового Петренко. « Танк!» крикнул второй номер пулемётчика рядовой Сулейманов. Сержант нащупал свою противотанковую гранату, и с криком  « Ложись!» бросил ее. Вражеский танк задымился и воспламенился. На бруствере окопа появились искажённые лица нескольких фашистов, которые были уничтожены метким огнём пулемётчиками комиссара Матвеева. 

    Положение батальона становилось все хуже и хуже, все меньше и меньше оставалось бойцов. Погиб командир  второй роты, тяжело ранен командир второго взвода, на исходе гранаты, бутылки, боевые патроны. « Всем отходить к орудиям!» Батальонный комиссар понял, что если сейчас не отвести личный состав под защиту артиллеристов, то они попадут в мешок, их просто задавят вражеские танки. Батальонный комиссар с группой солдат выскочили из окопа и побежали к батарее. В этот момент возле  орудия, где стоял командир батареи Абдурахманов разорвался тяжелый вражеский с наряд, не стало ни боевого орудия, ни боевого расчета, которым лично командовал командир батареи после гибели сержанта Апостолаки. Комиссар метнулся к ближнему  орудию, взяв радиостанцию в свои руки, громко прокричал в микрофон: « Батальон атакован множество танков, 10 уничтожили противотанковые орудия, 8 подорвали гранатами, сожгли бутылками бойцы батальона, немецкую пехоты мы положили огнем вновь прибывших и отлично сражавшихся бойцов. Наши « Максимы» \ это пулеметы \ и теперь продолжают держать их прижатыми к земле, но без поддержки не удержимся. Батальон несет большие потери. Прошу огня!» Но ответа не последовало. Несколько минут комиссар Матвей Фельдман стоял в растерянности. Затем  увидел приближающихся бойцов, которые прикрывали отход личного состава и скомандовал: « Занять круговую оборону, вести непрерывный огонь по врагу, артиллеристам прямой наводкой вести огонь по танкам противника». И вновь  загремели пулеметы, автоматы и  пушки, которые не давали противнику продвигаться вперед. Один за другим вспыхивали вражеские танки. « Смотрите,  они горят!» кричал наводчик орудия. В разгаре неравного боя батальонный комиссар заметил, как фашистский танк выползает из лощины и двигается на боевой расчёт второго орудия, стремясь задавить его. Опередив выстрел танка противника, Матвей метнул противотанковую гранату. « Есть еще один!» крикнул кто-то из солдат. Больше батальонный комиссар ничего не слышал, не видел. Он очнулся в полевом передвижном госпитале.

    Это было второе тяжёлое ранение, которое надолго приковало боевого политкомиссара к больничной койке. Мужественно и стойко перенёс капитан Матвей Фельдман пять операций, а в 1943г был уволен из Вооружённых сил по инвалидности. За мужество и стойкость в борьбе против нацизма М. Фельдман был награждён двумя орденами Отечественной войны, орденом Красной Звезды, медалями « За оборону Москвы», « За боевые заслуги», и другими наградами. Не сбылись мечты Матвея дожить до дня Победы, он скончался  от тяжёлых ран, полученных в  борьбе против фашизма,  в  августе 1944г \ да будет благословенна его  имя- имя еврейского воина- борца против нацизма \.    В 1972г его жена Лея с двумя сыновьями прибыла в Израиль, о котором мечтал ее любимый Мойшале. Оба сына, Моше и Фройка, отслужили в боевых частях  АОИ, продолжая славные боевые традиции ветеранов  войны- борцов против нацизма, создали свои семьи на святой земле Израиля. Два внука Матвея и Леи также встали в общий боевой строй АОИ — ЗАЩИТНИКОВ ЕВРЕЙСКОГО ГОСУДАРСТВА.

     Автор полагает, что сегодня в этом торжественном зале, где работает 15-й Съезд Союза ветеранов Второй мировой войны участвуют внуки прославленных воинов- евреев, продолжая славный путь своих отцов и матерей, братьев и сестер- бойцов против нацизма, которые  мирным путём решают  все назревающие вопросы сегодняшнего дня, главный из которых является увековечением памяти борцов против нацизма участников боевых и трудовых сражениях в  незабываемых днях 1941- 1945 г. Желаем делегатам Съезда плодотворной работы, принятием всех необходимых решений, укреплением своих рядов новым достойным пополнением готовых и дальше продолжить начатое первопроходцами строительство величественного здания Союза ветеранов Второй мировой — Великой Отечественной войны.

Игорь Беккер
Член пресс- центра Союза ветеранов Второй мировой войны председатель городского Объединения выжившие в Холокосте дважды лауреат конкурса на историко- литературное произведения имени Ицхака Зандмана и Авраама Коэна Почётный гражданин города Бялик человек года 2018.
155

Записи со стен

Авторизация

Авторизация

Наш адрес

14, Balfur st., Tel-Aviv, 117211, Israel
03-620-23-36, ф. 03-5280592

О нас

ברית ותיקי מלחמת העולם השנייה שנלחמו בנאצים

VETERANS’ UNION OF WORLD WAR II – FIGHTERS AGAINS NAZISM

Внимание!

Мнение авторов и информация, изложенная в материалах, могут не совпадать с мнением редакции.

Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений.

Союз ветеранов (Александр Войцеховский) © 2008-2022 гг

Яндекс.Метрика